Судьба дома Бака: от воздушных галерей до первого капремонта


© Фото: Instagram / @arsnevl

Доходный дом на Кирочной, 24, стал одним из символов Петербурга: до революции в нем жили известные деятели, в советское время в коммуналку тянулись творческие люди, а в наши дни здесь проходили фотосессии и жили бомжи. До 2020 года дом находится на реконструкции, которая вызвала неоднозначную реакцию в городе.

Розовый фасад вместо реставрации

 

В марте 2019 года дом Бака почти каждый день появляется в новостях. То фонд известного блогера и урбаниста Ильи Варламова решит провести работы по восстановлению тамбура второй парадной, то ход работ по капитальному ремонту дома проверит врио губернатора Александр Беглов. Неравнодушные жители дома Бака пытаются следить за тем, как ведется «реставрация» и освещают актуальную информацию в своем паблике «Кирочная 24». Также в конце февраля совет дома опубликовал открытое письмо к Смольному, в котором подробно описал все выявленные нарушения в ходе реставрации и заявил о давлении со стороны подрядчика – НРФ «МИР».

В последние годы дом Бака, до того как был укрыт зелеными полотнами, стал одним из неформальных символов города. Сюда ежедневно приходили туристы, жителей постоянно просили об экскурсиях, фотографы проводили фотосессии. Все вокруг восторгались воздушными галереями на уровне второго и пятого этажей, соединяющими между собой корпуса здания. Именно они стали главной особенностью дома Бака, превратившей его двор в один из самых известных в Петербурге.

Реставрация. Фото: Евгений Рыжаков / vk.com/kiroch24
 

Модерн, рококо, подвесные галереи и винные погреба

 

В 1903 году видный общественный деятель, основатель и издатель газеты конституционных демократов «Речь», еврей Юлиан Бак приобрел землю с обветшалым домом Гаугеров 1844 года постройки. Он поручил строительство архитектору Борису Гиршовичу, который до этого спроектировал ряд домов для известных еврейских деятелей, например, здания банков на Невском проспекте и доходных домов по всему Петербургу. Кроме того, он принимал участие в разработке проекта Большой хоральной синагоги (Лермонтовский проспект, 2). Гиршович получил задание построить современный высокотехнологичный модный дом для состоятельных петербуржцев, влиятельных государственных деятелей и военных, и в 1905 году строительство было закончено.

Получился красивый дом в стиле модерн с элементами рококо. Самой выдающейся особенностью дома Бака считаются уникальные подвесные галереи – благодаря им можно перейти в противоположную часть здания, не спускаясь во двор. Этот ход позволял увеличить аренду дворовых корпусов, так как к ним появилась возможность попасть с парадного входа.

Гиршович максимально использовал площадь участка и спроектировал подвалы не только под строениями, но и под незастроенной частью двора. Здесь располагались хранилища для угля и дров, а также наемные винные погреба. Современников впечатляли огромные квартиры по 10-15 комнат с зеркальными окнами и лепными плафонами, мраморная лестница и лифт в стиле модерн.

Семья Бака жила в квартире из семи комнат на пятом этаже. В 1908 году Юлиан Борисович ушел из жизни в возрасте 48 лет. В 1909 году при осмотре здания для получения под его залог ссуды оценщики отметили хорошее качество постройки. Их поразила отделка квартир и парадной лестницы, полное современное инженерное обеспечение и лифт. В квартирах были индивидуальные камины и печи, при этом было предусмотрено и центральное паровое отопление. Прекрасные витражи в окнах, выполненные мастерами Северного стекольно-промышленного общества (торговый дом «М. Франк и Ко»). Не зря дом Бака с первого дня постройки стал как магнитом притягивать весь петербургский бомонд.

До реставрации. Фото: Instagram / @melekeska, @dasha492529
 

Дом с человеческой историей

 

Благодаря тому, что семья Бака разорилась, а его вдове пришлось продать доходный дом, в документах остались записи о тех, кто арендовал здесь квартиры в 1909 году. В доме Бака жили военный министр, коммерции советник, председатель правления общества российской бумагопрядильной мануфактуры, полковник, начальник департамента полиции, руководитель тюремной системы и многие другие. В мансардных пространствах со световыми фонарями располагались мастерские художников. В 1906-1910 годах в одном из них находилась мастерская Льва Бакста. Здесь он создавал свои знаменитые работы для Дягилевских сезонов.

При советской власти огромные квартиры со множеством комнат и богатым внутренним убранством стали коммунальными, из 73 квартир 21 были разделены. Мастерские в мансардах также превратились в коммунальные квартиры, большая часть фонарей лишилась остекления и была заколочена листами фанеры или железа.

В одной из квартир дома Бака располагался салон Софьи Исааковны Чацкиной. Издательница журнала «Северные Записки» выводила в свет многие молодые дарования того времени: Ахматову и Цветаеву, Есенина и Клюева, Мандельштама и Ходасевича. В квартире №37 примерно с 1930 по 1941 годы жил известный литератор Анатолий Мариенгоф со своей женой, артисткой БДТ Анной Никритиной. В гостях у них часто бывали композитор Дмитрий Шостакович, балерина Галина Уланова, режиссер Юрий Завадский и актер Василий Качалов.

В военное время дом Бака чудом уцелел, однажды в него попала бомба, пробила несколько этажей, но не разорвалась. Попал снаряд – вошел в фасад и тоже не разорвался.

С тех времен по фасаду дома идет трещина, из-за которой часть квартир плохо продается. В паблике «Кирочная 24» так и пишут: «Наш дом – это не только памятник архитектуры. Он схож с человеком, который прожил целый век и знал расцветы и радости, надежды и печали. Это дом, который хочет жить. Это дом с человеческой историей. Галерея историй».

Жильцы одной из квартир вспоминают, что «когда в одной из комнат мы делали ремонт, то сняли восемь слоев обоев, а самый нижний слой были газеты 1905 года на немецком языке».

«Одна из комнат была обита дубовыми панелями, видимо, там когда-то был кабинет. Все комнаты имели так называемые зеркальные окна с двойными рамами и с резиновыми прокладками для изоляции. В каждой комнате был свой неповторимый лепной узор потолка», – вспоминают другие.

До и после реставрации. Фото: Instagram / @be.my.summer, @alyona_tasamaya
 

110 лет без капитального ремонта

 

К концу советского времени дом Бака так и стоял без какого-либо ремонта. В 1991 году здание собирались отремонтировать по советскому принципу, то есть вынести все камины, витражи, уничтожить лепнину и декор. К тому моменту в парадных дома сохранились мраморные лестницы и подоконники, изящный лепной декор. Дом Бака стал часто появляться в фильмах и сериалах, к нему стекались жители города и туристы.

В «десятых» у парадной дома появилась будка с охранником, а мраморные полы в парадной начали ежедневно мыть. Жители были только рады отсутствию бомжей и горящим лампочкам. В 2013 году после штурма дома Бака ОМОНом оказалось, что на втором этаже находилось нелегальное казино. Его закрытые привело к очередному запустению в доме и заселению новых бомжей. Это послужило к сплочению жителей дома и появлению паблика для решения бытовых проблем.

Сейчас совет дома при помощи СМИ и неравнодушных жителей Петербурга пытается заботиться о состоянии дома Бака, ищет реставраторов для элементов декора, проводит ежегодную акцию «Отмоем дом Бака!» и многое другое. Именно совет дома стал преградой для завершения капитального ремонта, после которого сюда вряд ли придут туристы и фотографы. Пока врио губернатора обязался следить за выполнением работ, но кто знает, что произойдет после выборов в сентябре. Между тем ремонт еще не закончен, а штукатурка уже начала трескаться и отваливаться.

Все новости из рубрики «История Петербурга»

перейти на полную версию сайта
© Создано ОАО Spbnews, 2003-2019