«Папа умер от страха»: по чьей вине погиб 77-летний пассажир такси «Везет»


© Фото: ngs24.ru

По чьей вине погиб Лев Гридюшко, которого действующие по инструкции диспетчеры и водитель такси «Везет» оставили замерзать в деревне в Ленобласти.

Человеческий фактор, жесткие внутренние инструкции или стечение обстоятельств? История о смерти 77-летнего пассажира такси «Везет», которого вечером 15 декабря по ошибке завезли и оставили замерзать в деревне Райкузи, многих заставила задуматься о цене человеческой жизни и безразличии, с которым может столкнуться каждый.

Пишите письма

 

«Санкт-Петербург.ру» уже рассказывал о 77-летнем Льве Гридюшко, пропавшем в Ломоносовском районе, которого два дня разыскивала дочь Наталья Кёсеги. Последний раз петербурженка видела отца 15 декабря в поликлинике на 2-й Комсомольской улице Красносельского района, где мужчина  наблюдался с онкологией. После визита к врачу, дочь позвонила в службу такси «Везет», где заказала отцу машину, которая должна была доставить пожилого мужчину к воротам дачи на Заречной улице поселка Иннолово Ломоносовского района. На выполнение заявки отправился водитель синего «Хендай Солярис»: в 19:00 он подъехал к поликлинике. Наталья расплатилась с водителем и предупредила его о слабом здоровье отца, который плохо ходил без посторонней помощи.

Спустя почти 45 минут водитель закрыл заказ, известив диспетчеров службы «Везет» о его выполнении. Тем временем супруга Льва Иосифовича, который так и не приехал домой, продолжала ждать его в Иннолово. Около 20:30 она позвонила Наталье и предупредили ее о том, что отца все еще нет дома. Молодая женщина не стала сидеть сложа руки. Она попыталась выяснить у диспетчеров «Везет» и в службе качества компании, куда же все-таки увезли ее отца, и попробовала через них связаться с водителем «Хендая» - единственным человеком, который мог пролить свет на судьбу своего пассажира. Но все попытки Натальи оказались бессильны перед безразличием тех, кто мог помочь спасти ее отца.

Поняв всю тщетность попыток «достучаться» до работников «Везет», которые в итоге предложили обратиться с письменной претензией в офис компании, петербурженка обратилась в полицию, сразу в три отделения — 42-й отдел Красносельского УМВД, 32-й отдел Невского УМВД и в Ломоносовский ОМВД. Но даже стражам порядка служба такси начала помогать не сразу, а лишь на следующий день, 16 декабря, после письменного запроса.

Отец нашелся мертвым

 

Могла ли себе представить Наталья, вызывая такси отцу, что его жизнь может быть оценена в письменный запрос или претензию? Могла ли предположить, что 77-летний пожилой мужчина, который ребенком уцелел в войну, прячась в землянках от фашистов, погибнет из-за того, что на том конце провода, в диспетчерской, сидят абсолютно равнодушные к судьбам и жизням других людей работники?

Отца Натальи нашли слишком поздно. Тело мужчины обнаружили вечером 16 декабря в нескольких километрах от его дома. В поисках дочери и сотрудникам полиции помогал водитель «Хендая», который, как позже выяснилось, высадил Льва Иосифовича у дома на Заречной улице не в поселке Иннолово, а в соседней деревне Райкузи. Высадил по ошибке, поскольку доверился маршруту, проложенному «Яндекс.Навигатором».

«Таксист мне помогает. Ищет вместе с нами», - написала Наталья корреспонденту «Санкт-Петербург.ру» 16 декабря в 16 часов 31 минуту, сопроводив смс-сообщение фотографиями местности в районе деревне Райкузи.

Наталья Кёсеги. Фото из личного архива.

Позднее Наталья рассказала, что тело ее отца нашел хозяин дома, рядом с которым того высадило такси.

«Мы его искали три часа и не нашли. А он (хозяин дома - прим. ред.) увидел на пороге дома свежие следы, пошел по ним и увидел отца под деревом у забора. Отец ведь даже не переохладился. По заключению морга, он умер от страха — от разрыва сердца. У отца была очень теплая зимняя куртка с теплым мехом, теплые сапоги и зимняя шапка. Поэтому я его и искала, срочно пыталась найти водителя или его телефон. Я знала, что отец сидит где-нибудь скукожившись, греется на пенечке и ждет, когда же его найдут. Он с детства знал, как себя вести, когда очень холодно, - уверена Наталья Кёсеге. - Мой дед вместе с детьми, в том числе и с моим отцом, во время войны партизанили в землянках. После того, как фашистов разгромили, осталось очень много беспризорных детей — время было такое. И у деда жили не только его родные дети, но и 16 человек подмастерьев, которых он кормил благодаря тому, что держал корову. Он давал им и моему отцу профессию: учил сапоги и курточки шить. Поэтому мой отец таким и вырос: побольше молчать, потому что немцы, побольше делать, потому что трудиться приходилось очень много, и никогда не жаловаться. Он никогда не жаловался. Поэтому я знала, что он не будет ни к кому стучаться и просить о помощи. Он даже в больнице сам пуговицы застегивал - не давал себе помогать. В армии он дослужился до старшины, потом пошел работать водителем. Водил тяжелый транспорт - грузовики и автобусы. Потом очень долго работал экспедитором: перевозил из Минска в Петербург МАЗы. Так что многие МАЗы, которые работали в Петербурге, были привезены моим папой. Об этом, наверное, водитель такси и отец и разговаривали в тот вечер. Отец был в здравом уме. Он знал, что его привезли не туда».

Проводится проверка

 

В Следственном управлении Следственного комитета РФ по Ленинградской области подтвердили, что причиной смерти Льва Гридюшко медэксперты назвали не переохлаждение, а сердечный приступ. В настоящее время следственные действия продолжаются. 19 декабря был опрошен водитель такси, завезший дедушку в деревню Райкузи. Сегодня, 20 декабря, сотрудники Следственного комитета будут опрашивать работников службы такси «Везет». По итогам доследственной проверки, после установления всех обстоятельств произошедшего, будет принято процессуальное решение. Пока же следователи не берутся делать выводы о том, кто и в какой мере виновен в смерти пожилого петербуржца.

Кто вынес смертный приговор?

 

Сегодня, 20 декабря, день похорон Льва Иосифовича. Его дочь винит в смерти отца лишь диспетчеров службы «Везет». Она уверена: помоги диспетчеры связаться с водителем вовремя, трагедии можно было бы избежать.

«Человека можно было спасти. Если бы существа женского пола из диспетчерской «Везет» были людьми, если бы они вылезли на полчаса из своего мирка челяди, которая уважает и облизывает только «хозяина» и облаивает всех, кто приходит извне. Отец Наташи был бы жив, если бы и пресловутый Марат Рашидович, доступный лишь «по факсу», (владелец компании «Везет» - прим. ред.) осознавал, что бизнес — это не только регулярные поступления бабла, но ответственность. Особенно если этот бизнес связан с сервисом — обслуживанием людей!» - считает подруга Натальи Надежда Кожевникова.

Аудитория социальных сетей, которой стала известна история о гибели отца Натальи Кёсеги, буквально взорвалась волной соболезнований и гневных комментариев. Близкие и малознакомые люди обсуждают, почему безразличие к чужой боли и чужому горю вдруг стали чем-то обыденным.

Лев Иосифович Гридюшко. Фото из личного архива Наталья Кёсеги.

«Куда и когда у нас забрали то, что отличает нас от животных», - интересуются они. Одни винят в произошедшем водителя, который зимним вечером высадил пожилого мужчину не в той деревне. Другие винят директора службы такси, не продумавшего и не организовавшего систему срочной связи с водителями автомобилей. Третьи согласны с Натальей и возмущены поведением диспетчеров. Четвертые усмотрели в широкой огласке, которую получила история с замерзшим пожилым петербуржцем, «заказ» против конкретной службы такси и даже попытки передела рынка.

Обсуждают не только это, но и меру ответственности, которую должны понести люди, причастные к трагедии.

«Согласно п. 104 и п. 105 Правил перевозки пассажиров автомобильным транспортом, то, что компания «Везет» считает «конфиденциальной информацией», они обязаны сообщать фрахтователю, которым как раз являлась дочь погибшего», - уверен Станислав Швагерус.

По мнению петербургского адвоката Владимира Горбенко, действия водителя такси могут подпадать под статью 125 Уголовного кодекса РФ («Оставление в опасности»).

«Вот, смотрите, к вам подводят человека, который плохо видит, плохо ходит или плохо говорит. Сажают его в машину и просят довезти до определенного места и передать кому-то «лично в руки». И тот, видя, что пассажир подслеповат или плохо себя чувствует, должен адекватно воспринимать ситуацию и выполнить просьбу, а не оставлять пассажира в беспомощном состоянии вследствие его старости в отсутствие лица, которое должно его встретить. Что касается диспетчеров — это скорее человеческий фактор. В своих действиях они руководствовались внутренней инструкцией. Претензии действительно должны оформляться в письменном виде и они предложили отправить претензию», - пояснил Владимир Горбенко.

К слову, за все то время, что прошло с момента смерти Льва Гридюшко, никто из представителей службы такси «Везет» не сделал никаких попыток связаться с его родными. Получить комментарий у представителей службы также не удается. 

 

Все новости из рубрики «Общество»

перейти на полную версию сайта
© Создано ОАО Spbnews, 2003-2019