10 лет на страже Балтийского моря


© Фото: Ольга Головина

В Санкт-Петербурге сегодня, по данным ГУП «Водоканал», очищается 98,5% сточных вод, чего не было как минимум до 70-х годов. Сейчас в городе 15 комплексов очистных сооружений. Самыми крупными из них являются Северная и Центральная станции аэрации, а также Юго-западные очистные сооружения. Корреспонденту «Санкт-Петербург.ру» удалось своими глазами увидеть работу последних.

Юго-западные очистные сооружения (ЮЗОС) привлекают особое внимание современностью и мощностью. Их территория занимает 40 гектаров, через которые ежедневно проходит 330 тыс. куб. метров воды – ранее этот объем сплавлялся в Финский залив без очистки. Проект - первый в городе, который снабдили системой химико-биологической очисткой воды, которая в буквальном смысле защищает Балтику от загрязнения опасными сине-зелеными водорослями. В сопровождении начальника ЮЗОС Алексея Малахова и начальника службы, главного технолога технического управления дирекции водоотведения ГУП «Водоканал «Санкт-Петербург» Ольги Ломиноги корреспондент Санкт-Петербург.ру прошелся по всем этапам очистки сточной воды Юго-Западных районов города.

Юго-западные очистные сооружения

 

Стройка длиной в 20 лет

 

ЮЗОС были запущены в сентябре 2005 года и стали примером международного экологического и финансового сотрудничества. Они построены по скандинавской технологии с максимальной автоматизацией процессов и минимумом персонала. Проект получил поддержку на уровне правительств северных стран, международных финансовых и других организаций и был построен в рамках государственно-частного партнерства.

Проекту пришлось долго ждать своего часа – более 20 лет. Еще в 1980 году началось строительство юго-западной станции аэрации. Правда, тогда еще не было рекомендаций Хельсинской конвенции по требованиям к воде. В перестройку здесь успели возвести бетонные конструкции. В 90-е стройку заморозили, как это произошло со многими «советскими долгостроями».

В 2000-е годы к стройке вернулись. Да и проблема на тот момент стояла острая: соседняя Финляндия и другие скандинавские страны забили тревогу о загрязнении Финского залива нашими стоками. Петербургские стоки до 1978 года входили в водоемы безо всякой очистки, что, в конечном счете, поставило под угрозу воды Балтийского бассейна. Тогда в городе постепенно стали появляться станции по очистке сточных вод. А сейчас, с 2011 года, система нашей очистки полностью соответствует Хельсинской конвенции по защите Балтийского моря от загрязнений (ХЕЛКОМ), поскольку воду очищают и химико-биологическим путем с удалением азота и фосфора. Это основной источник пищи для сине-зеленых водорослей – главных биологических врагов водоемов и их обитателей.

В 2007 году на ЮЗОС запустили завод по сжиганию осадка сточных вод, который помимо утилизации вырабатывает электроэнергию. Предприятие славится и своими необычными обитателями – раками, речными рыбами и африканскими улитками. У всех своя работа: раки и рыбы проверяют состояние воды на выходе, а улитки живут на заводе по сжиганию ила и мониторят выбросы в атмосферу. Об них мы расскажем немного позже. Пока пройдемся по этапам очистки.

 

Тонны мусора, необычный музей и немного о культуре

 

Система водоотведения в Санкт-Петербурге имеет так называемый бассейновый принцип, где каждый бассейн принимает сточные воды от разных районов города. По существующей схеме Юго-западные очистные сооружения обслуживают Красносельский, часть Кировского и часть Петродоворцового районов Санкт-Петербурга. Сюда поступают стоки от 750 тысяч жителей, промышленных предприятий и ливневой системы. Протяженность сетей от абонентов ГУП «Водоканал» составляет 840 км.

На первом этапе сточная вода из системы – 220 тыс. кубических метров в обычные дни и около 400-50 кубов в период дождей, приходит на ЮЗОС с глубины 30 метров. Далее с помощью насосной станции она поднимается на высоту 46 метров.

По сути, это единственны этап, на котором станция тратит электроэнергию для очистки воды, поскольку на остальных стадиях вода движется самотеком вплоть до выхода в Финский залив. Здесь установлены специальные крупные и мелкие решетки,  которые задерживают разнокалиберный мусор. Отсек механической очистки принимает на себя основную нагрузку. Крупного и среднего мусора со стоками прибывает около 2,5 тонн в сутки. Он проходит через специальную систему подъемников, прессуется и отправляются на полигон Водоканала для утилизации.

Можно сказать, приплывающий мусор демонстрирует все тенденции развития цивилизации. Самые интересные вещи, которые приходят со сточной водой, представлены в музее «Наши приплываши». Здесь можно увидеть детские игрушки, вставные челюсти, мобильные телефоны, бумажники и другие предметы, которые случайно упали в унитазы горожан.

Наши приплываши

Ольга Ломинога сообщила, что с так называемой культурой канализования у петербуржцев пока дружбы не водится. Регулярно в систему сбрасываются пластиковые бутылки, алюминиевые банки и прочий хлам. Поэтому мусор приходится измельчать, прежде чем он попадет на подъемники. Особую проблему сейчас представляют камни и, что интересно, тканые салфетки, которые огромной тяжелой кучей наматываются на механизмы и вредят системе. Пока случаев экстренных поломок на сооружениях не было, но постоянные затратные ремонты оборудования делать приходится постоянно.

Далее вода поступает в так называемые песколовки, где воду очищают, разумеется, от песка. Если его не удалять, то со временем он перетрет и перепортит оборудование станции.

Песколовки

Песколовки

 

«Живая» вода и ее обитатели

 

После очищения от крупного мусора и песка вода идет в первичные отстойники – большие круглые бассейны с центрифугой. В них разная мелочь и остатки песка оседают на дно и образуют осадок. Его сгребают специальные скребки. Потом этот осадок собирают, обезвоживают и сжигают. Кстати, здесь нашли свои грязно-кормовые ниши петербургские чайки.

Первичные отстойники

Первичные отстойники

Кроме того, в отстойниках скапливается жир. Без него никак, поскольку и мы активно употребляем в пищу жирную еду, да и городские кафе и рестораны, к сожалению, не используют жироуловители. Пленку жира собирают и используют на заводе сжигания ила в качестве топлива – такая экономия.  

После вторичных отстойников уже отстоянная и осветленная вода направляется на химико-биологическую очистку. Кстати, эта технология разработана Кейптаунским университетом. На этом этапе мы увидим прямоугольные бассейны - аэротенки, где бурлит вода и работают различные собирающие и очищающие механизмы.

Аэротенки

Здесь живет так называемый активный ил – простейшие микроорганизмы, которые поедают всю органическую грязь из стоков, а с помощью специальных реагентов из воды удаляется и фосфор. Для жизни активному илу необходим кислород, который поступает в резервуары. Он и образует активное бурление.

Активный ил

Активный ил

После такой «встряски» вода идет во вторичные отстойники – тоже круглые бассейны, где осаждаются последние остатки ила, который тоже идет либо на сжигание, либо обратно в аэротенки.

 Вторичные отстойники

Вторичные отстойники

 

Чистая Балтика и раки «на поводке»

 

В принципе, самые главные очищающие «испытания» сточная вода прошла. Последний штрих – специальный резервуар, где ее обеззараживают ультрафиолетом – зеленое свечение можно увидеть на фото, и направляют по двум трубам (диаметром 2 метра).

Ультрафиолет

Отсюда вода пройдет путь в 9,4 км и, наконец, сольется с водами Финского залива. Причем не прямым потоком, а по системе рассеивания – трубочки в 200 мм, чтобы «стыковка» с балтийскими водами прошла равномерно.

Сток чистой воды в Финский залив

Выход в Финский залив

На последнем этапе мы увидим небольшое здание. Как раз в нем проживают речные рыбы и 6 раков, о котором мы упоминали ранее. Это так называемая экстренная служба биомониторинга, которая «поселилась» на ЮЗОС в 2011 году. Чувствительные раки любят чистую воду и, в случае если серьезные химические загрязнения прошли мимо очистки, у животных резко изменится сердцебиение. Информация сразу поступит в диспетчерскую, чтобы оперативно отреагировать на ситуацию. Для контроля сердечных ритмов к панцирям раков крепят оптоволоконные датчики. Поэтому раки выглядят почти как сторожевые собаки на цепи.

В осенне-зимний период на ЮЗОС работают местные узкопалые раки, которые любят прохладную воду – до 18 градусов. В апреле усатые сотрудники уходят в «отпуск» на полгода, а на смену заступают их иностранные «коллеги» - австралийские краснопалые раки. С ними и познакомился корреспондент «Санкт-Петербург.ру».

Австралийский рак

Аквариумы с раками

 

Умное производство

 

Отдельное внимание можно уделить системам, которые обрабатывают ил, и заводу сжигания. Ил, который образуется при очистке, поступает сначала в илоуплотнители – круглые бетонные резервуары, после чего он идет на обезвоживание в центрифуги – надо отметить, очень шумный цех.

Центрифуги

Илоуплотнители

Просушенный ил идет на завод. Здесь помимо сжигания для нужд ЮЗОС вырабатывают электроэнергию и тепло. Выбросов бояться не нужно – на предприятии используется многоступенчатая очистка дыма. Безопасность выбросов контролируют большие африканские улитки, которые реагируют на превышение опасных веществ. Чтобы оценить масштабы работы завода, суточный объем золы составляет 20 тонн.

За все 10 лет работы Юго-Западных очистных сооружений не было ни одного случая серьезных перебоев и опасных загрязнений. К сожалению, пока это является только заслугой высоких технологий, но никак не бережного отношения горожан к воде. Чтобы увидеть систему в действии и, возможно, проникнуться идеей чистой воды, ГУП «Водоканал» организовывает экскурсии по ЮЗОС и другим очистным сооружениям города для всех желающих.

 

По теме
Все новости из рубрики «Экология»

перейти на полную версию сайта
© Создано ОАО Spbnews, 2003-2021